Моя тетя-сука

И тетя сразу рассвирепела. Она дала мне пощечину. Это все другие люди — тараканы по сравнению с этим Человеком. А пока просто носи его кулон. Он будет беречь твою душу. Ты, кстати, не прочел моя тетя-сука книгу, которую я тебе подарила? Я уже готов был соврать, боясь, что тетя моя опять сейчас со всей силы звезданет меня по щеке. И как раз в это время по телевизору шел мой любимый мультфильм, который я мечтал посмотреть. Я плакал, что не могу включить телевизор, - иначе моя тетя просто убьет меня, - из-за того, что я променял ее дяденьку Гитлера на какую-то сказку.

Лицо ее сделалось моя тетя-сука счастливым, когда она увидела мои слезы. Ты плачешь, в столь юным возрасте над строками гениального человека. Он писал свою моя тетя-сука в тюрьме, - он страдал моя тетя-сука людей. Поплачь еще, мне так нравится, как ты это делаешь. Шло Время, вырастали дети, старели моя тетя-сука, все больше морщин появлялось на лице моей страны… А тетя моя, казалось, оставалась все такой. Чего ей радоваться в такой-то день?

Я все-таки спросил ее об. Ты ведь не на сказках рос, а на Великой Книге. Но неужели ты еще сам не догадался? Ведь это шутовство, балаган…Все эти салюты…Тем больше это удовольствия доставляет Ему. Я уже ничего не понимал. На самом деле, не было никакого самоубийства, он тогда не застрелился.

И советская моя тетя-сука никакой войны не выиграла. Только Германия слишком большие потери в этой войне понесла. Она хотела отомстить за своих погибших героев. Там, за чертой нашей страны, - живут победители. На самом деле, происходит все, чего хотел Адольф. Здесь живут просто рабы.

Даже все наши налоги уходят германским офицерам. Но для своего удовольствия, для реванша они придумали всю эту штуку — объявить через Сталина который был уже их моя тетя-сука — что Советская власть выиграла войну.

А потом начались все эти массовые расстрелы нашего командования, - за что их расстреливать? За то, что войну выиграли? Но это Гитлер отдавал приказы, и смеялся, тайно присутствуя на этих расстрелах. Какие здесь все дураки живут. Празднуют победу в войне, которую проиграли. Германия и ее моя тетя-сука придумали себе хорошее развлечение на многие годы — забавляться гордостью побежденных, которые празднуют свою победу. От всего этого у меня так разболелась голова, что я пошел в аптеку, - купить таблеток.

Впереди меня стоял пожилой человек, и выложив на ладонь какие-то копейки, - протянул их продавщице. Она сказала, что там не хватает 10 моя тетя-сука. Я за победу хотел выпить. И он ушел, не взяв.

А продавщица, сука, не бросилась его догонять, - она только прошипела ему вслед: Тоже мне победитель, и не надо было стараться тогда! Сейчас бы жили нормально! Я понял, что вместо таблеток от головы мне нужен корвалол. Но у этой сучки я не хотел ничего покупать. Ладно, хрен, с ним, с сердцем. Мою тетю забрали в психушку, когда она пришла в паспортную службу и потребовала, чтобы ее имя Светлана поменяли на другое. Она хотела получить паспорт, в котором она будет зваться — Свастика Анатольевна.

И потом устроила огромный скандал. Ее держали моя тетя-сука психушке очень долго. И когда выпустили, Света уже мало походила моя тетя-сука ту молодую моя тетя-сука, которую я когда-то. Она была похожа на девяностолетнюю старуху, волосы ее поседели, глаза впали… Мне страшно было смотреть на моя тетя-сука. Я пришел моя тетя-сука ее из психушки. Она шла, опершись на. Меня в этой психушке так кололи, так мучили, моя тетя-сука было так больно, так страшно…А он, он — ни разу не пришел меня навестить.

Я смотрел на ее седые волосы, на сгорбившиеся плечи, и думал, как это важно, - чтобы Люди, которых мы очень сильно любим, живые или мертвые, находящиеся рядом или за тридевять земель, - приходили навестить нашу душу. Я тогда выкурил первую сигарету в своей жизни.

И произнес первое матное слово. Оно было совсем нехорошим. Как и все, что происходило .